Ви є тут

Как раскрутить колесо инноваций

Автор:
Данилишин Богдан
31.01.2018

Главное — не рейтинги, и даже не инновации. Нам необходима программа коммерциализации современных технологий.

Перед началом Всемирного экономического форума в Давосе был опубликован рейтинг инновационных экономик мира Innovation Index. В сравнении с 2017 годом, Украина опустилась в этом рейтинге с 42-го на 46-ое место. Во время проведения Давосского форума был опубликован отчет «Готовность к будущему производству 2018», где оценили готовность государств к новой индустриальной революции. Здесь у нашей страны 74-ое место из 100 возможных.

Недавно я познакомился еще с одним рейтингом, в котором были указаны 10 крупнейших налогоплательщиков Украины в 2017 году. В нем шесть компаний энергетического сектора – «Укргаздобыча», «Нафтогаз», «Укрнафта», «Укртатнафта», «Энергоатом» и «Укртрансгаз». И четыре производителя табачных изделий – «Табачная фабрика Прилуки», «Филип Моррис Украина», «Джей Ти Интернешнл Украина» и «Империал Тобакко Продакшн Украина». Если в украинской экономике доминирующие позиции занимают компании уклада времен второй промышленной революции (сюда же стоит добавить металлургические и химические предприятия, которые по-прежнему занимают большой удельный вес в ВВП), то стоит ли удивляться нашим позициям в рейтингах?

В то время, как развитой мир стремительно наращивает свое технологическое превосходство, мы по-прежнему живем в парадигме экономического развития середины XX века. ВВП Украины (по паритету покупательной способности) за 25 лет вырос всего лишь на 6,3%. А в сложившихся на протяжении последних трех четвертей века темпах экономического роста в странах Запада объем экономики удваивается каждые 25 лет (плюс-минус 5). Необходимый для удвоения экономики масштаб деятельности существенно превосходит тот, который подлежит удвоению. Третья и четвертая промышленные революции раскручивают «колесо инноваций», и в таких условиях многие популярные направления бизнеса как материально, так и морально непрерывно устаревают.

Что же становится источником нового в экономиках передовых стран? Таких источников три. Первый — старые предприятия, которые расширяют свою деятельность (при этом остальные старые предприятия стагнируют или вообще закрываются). Второй — те старые предприятия, которые корректируют или кардинально изменяют направления своей деятельности. Третий — вновь создаваемые предприятия.

Понимая важность всех трех источников экономического роста, обеспечиваемого новой деятельностью, важно отметить значимость именно новых предприятий. Содействие созданию предприятий из «новых» секторов экономики, как на уровне общей государственной политики, так и в регуляторном аспекте, дисциплинирующе воздействует на компании «старой» экономики. Кстати, они в своем развитии подвержены влиянию тех же факторов, которые приводят к бюрократической закостенелости госучреждений. Наверное, поэтому эти силы — предприятия «старой» экономики и госучреждения — нередко препятствуют изменениям. А, значит, сдерживают экономический рост. Стоит только сравнить темпы роста в экономиках стран-лидеров в рейтинге инновационности: Сингапуре, Германии, Швейцарии.   

Важны не только благоприятные условия для создания и развития компаний, работающих в секторах современной экономики. Многие экономисты и публицисты небезосновательно акцентируют внимание на большой роли крупных предприятий в современном технологическом развитии. Эту мысль подтверждает и такой непререкаемый авторитет, как Питер Тиль — успешный венчурный капиталист и предприниматель. Он считает, что крупные компании, в том числе и те, которые занимают монопольное положение, содействуют научно-техническому прогрессу. Ведь на протяжении многих десятилетий именно они получают большие доходы, а это стимулирует их к инновационной практике — дает возможность строить долгосрочные планы и финансировать амбициозные исследовательские проекты, которые небольшим предприятиям реализовывать сложно. 

Однако, и к этой точке зрения можно подобрать контраргумент. Начиная с первой промышленной революции и до сегодня, неотъемлемым элементом технологического развития Запада является успешное экспериментирование небольших предприятий. Израиль — яркий пример такого инновационно развитого государства.

В качестве показателя роли новых и малых предприятий в обеспечении экономического роста, исследователь экономики из Массачусетского технологического института Дэвид Берч предложил использовать число рабочих мест, созданных и потерянных предприятиям различного размера и «возраста». Термин звучит несколько специфично — «уровень смертности рабочих мест». Дело в том, что рост в западных экономиках чаще всего является следствием либо повышения эффективности «старых» отраслей экономики, либо вытеснения их предприятиями «новой». Но в обоих случаях экономический рост зачастую требует сравнительно быстрого перемещения рабочих мест из «старых» сфер экономики в «новые». Занятость сокращается в угасающих отраслях экономики и повышается в отраслях, которые растут и имеют перспективы развития. Например, в США такая «миграция» рабочих мест порой доходит до 8% в год. Если учесть, что в Штатах в последние годы безработица неуклонно снижается, получается, что место отмирающих секторов экономики активно занимают предприятия инновационных отраслей. Уровень смертности рабочих мест —  неплохой показатель, характеризующий еще и скорость происходящих изменений в экономике, демонстрирующий темпы движения экономики от прошлого к будущему.  

После резких перемен в 1990-х годах, структура занятости нашей страны по отраслям и подотраслям экономики меняется медленно. Но это не тот случай, когда принято считать, что стабильность – признак мастерства. Это скорее всего еще одно доказательство консервации технологической отсталости экономики нашей страны.

Бирч обратил внимание на интересный факт – в США малые предприятия обеспечивают непропорционально большое количество новых рабочих мест. Это можно расценивать как довод в пользу того, что небольшие компании сами по себе способствуют росту занятости и увеличению производства. А можно и как то, что в быстро растущих отраслях «новой» экономики оперирующие в ней фирмы начинают с деятельности небольшого масштаба. В любом случае, это говорит о том, что не стоит недооценивать роль небольших компаний в развитии высокотехнологических секторов экономики.

Создаваемая добавленная стоимость в расчете на одного работника в таких компаниях, как Google и Apple находится на уровне 900 тыс. долл. в год, в американских компаниях из фармакологической индустрии в среднем около 550-600 тыс. долл. в год, в компании Intel – 450-500 тыс. долл. в год. Эти цифры даже неудобно сравнивать с аналогичными показателями украинских компаний из любых секторов экономики. Мы уже привыкли к тому, что наиболее бурно растущей отраслью отечественной экономики является сельское хозяйство. Если американские транснациональные компании, производящие агропродукцию и сельхозтовары, генерируют 130-150 тыс. долл. добавленной стоимости в год на одного работающего, то аналогичный показатель для компаний из развивающихся стран, к которым относится Украина, составляет 15 тыс. долл. Причем, в случае с нашей страной, основная часть добавленной стоимости формируется за ее пределами, так как из Украины экспортируется в основном сельхозсырье. То есть, и в украинском АПК ситуация принципиально мало чем отличается от положения в металлургии, химической промышленности.

Что же, нам остается посыпать голову пеплом и постепенно смиряться со странно-потешным статусом «аграрной сверхдержавы»? Ни в коем случае! Ключевое во всех видах конкуренции – определить ключевые факторы, в которых есть реальные и потенциальные преимущества, и всеми силами пытаться трансформировать их в достижения. А также понять, в чем состоят наиболее серьезные недостатки, и пытаться их нивелировать. В чем состоят эти преимущества и недостатки нашей страны? Обратимся к отчету «Готовность к будущему производству 2018». Наиболее высокую оценку, 34-ое место, Украина получила за свой «человеческий капитал». А наиболее низкую, 90-ое место из 100, в рейтинге привлекательности для талантливых специалистов.

Ответ на вопрос лежит на поверхности – развитие людей и возможности достижения ими успеха должны определяться только их талантом и потенциалом. Если мы обеспечим пока еще не реализовавшим себя нашим современным Остроградским, Гамовым, Королевым и Глушко условия для реализации их потенциала, то наша страна начнет стремительно двигаться вперед.

Не рейтинговые показатели тут главные. И даже не инновации сами по себе – необходима программа коммерциализации современных технологий. Это должно касаться и предприятий «старой» экономики – необходимо выветрить запах нафталина из производственных цехов.

Как бы то ни было, научные достижения предшествуют созданию производства высокотехнологичной продукции. И государство должно выступать интегратором и поставщиком качественно подготовленных научных кадров для таких производств. Только так у нас заработает «колесо инноваций». И тогда уже будет не столь важно, работают ли лучшие отечественные специалисты в крупных украинских предприятиях, либо находят себя в малых стартапах. Самое главное, что тогда в украинской экономике наконец появятся высокотехнологические компании, готовые к конкуренции.

https://nv.ua/ukr/opinion/danylyshyn/jak-rozkrutiti-koleso-innovatsij-24...