Ви є тут

Нефтегазовая стратегия Ирана − хорошая перспектива для бизнеса, имеющего финансовые ресурсы

11.04.2016

В рамках задачи возврата, потерянной из-за санкций, доли на мировом нефтегазовом рынке Иран отказался поддержать инициативу России и ОПЕК о заморозке январского уровня добычи нефти.

К этой идее, готовы были присоединиться 15 стран, на которые приходится 73% поставок нефти на мировой рынок. Предполагалось, что выполнение этих договоренностей позволило бы снизить глобальное производство нефти на 1,3 млн. баррелей в сутки. Но в условиях, когда Иран ускоренно наращивает нефтяной экспорт, собираясь вернуть утраченную в период санкций долю рынка, и становится новым мировым экономическим трендом, возможно, все усилия по заморозке окажутся бессмысленными. Исламская Республика Иран (ИРИ) быстро увеличивает производство нефти. Так, по итогам 2015 года страна ежедневно добывала в среднем 2,8 млн. баррелей.  В январе производство нефти составило 2,994 млн. баррелей, а в феврале — 3,132 млн. баррелей в сутки. Согласно оценке Bloomberg, это месячный максимум иранской нефтедобычи с 1997 года.

Что касается экспорта, то квота ИРИ в ОПЕК в годы санкций не превышала 1 млн. баррелей в сутки. Уже в начале марта этого года, согласно заявлению руководства Национальной иранской нефтяной компании (National Iranian Oil Company — NIOC), объемы экспортируемой Ираном нефти увеличились до 1,8 млн. баррелей в сутки. Иранские власти планируют в ближайшей перспективе довести экспорт нефти до 2 млн. баррелей в сутки. Сегодня Иран претендует на второе (после Саудовской Аравии) место по объемам нефтедобычи в ОПЕК через семь-восемь месяцев после отмены санкций. «Мы должны вернуть себе долю рынка, не обращая внимания на цены. Иран ничего не потеряет, если они упадут вдвое, а добыча при этом вырастет в два раза. Волноваться должны те страны, которым досталась иранская доля рынка»,— утверждал иранский министр Биджан Намдар Зангане.

Согласно оценкам, издержки на добычу 1 барреля нефти в ИРИ составляют в среднем $12. Увеличение показателей нефтедобычи является главной целью экономической политики ИРИ. Так, согласно планам иранского правительства, в период шестой пятилетней программы развития страны (2016-2021 годы) производство нефти в Иране достигнет показателя в 4,6 млн. баррелей в сутки. В настоящее время страна восстанавливает уровень нефтедобычи на девяти месторождениях.

В июне NIOC собирается вывести на рынок новый сорт тяжелой нефти, источником поставок которой станет месторождение в Западном Каруне неподалеку от границы с Ираком.

После снятия санкций активизировалась реализация целого ряда проектов. Теперь Иран — привлекательная, с экономической точки зрения, страна. Эта новая экономическая Мекка привлекает сегодня очень многих инвесторов и ведущие компании мира. ИРИ — новый экономический тренд, создающий возможности для оживления европейской, мировой экономики. Сейчас началась оживленная борьба за место на иранском рынке. Те, кто сейчас успевает быстро и гибко отреагировать на условия (которые уже выдвигает Иран), и смогут занять определенные ниши на иранском рынке. Это будет золотая жила для собственного развития компаний, которым теперь доступны высоколиквидные сектора экономики Ирана.

Ресурсный потенциал Ирана действительно велик. По структуре и качеству запасов иранская нефть ближе к легким в разработке ресурсам Саудовской Аравии. Однако, говоря о ресурсном потенциале, нужно отметить изношенность мощностей иранской нефтегазодобычи. Одна российская компания, проводившая исследования в 2011 году в иранской части Персидского залива, отмечая благоприятные условия на шельфе страны (глубина моря в 30-50 м, возможность использования относительно недорогих платформ, аналогичных тем, что сейчас работают в азербайджанской части Каспийского моря), рассказала о значительном износе транспортных систем на морских месторождениях. После предложения о замене одной из труб от иранцев был получен отказ, который многое объясняет в современной ситуации в Иране: «Нет, эту трубу будет менять такая-то техасская компания, когда с нас будут сняты санкции…»

Иранской нефтяной отрасли потребуется порядка $30 млрд., чтобы заменить оборудование, которое износилось за годы санкций, и вернуться на уровень нефтедобычи 2010-2011 годов.

Основной акцент в стране делается на дальнейшее развитие нефтепереработки и нефтехимии. Если это учесть, цифра необходимых инвестиций поднимается до $180 млрд. Каждый год в стране запускается два-три нефтеперерабатывающих и нефтехимических комплекса. Каждый из запланированных нефтеперерабатывающих комплексов стоит $5-8 млрд. Таких комплексов в Иране будет построено немало. В отличие от нефтедобычи, в иранской переработке нет государственного монополизма. Но иранцы ждут и приглашают инвесторов с реальными финансовыми возможностями, а не генподрядчиков.

Что касается газовых проектов, Иран может выйти на первое место по количеству запасов природного газа. Но для этого им нужно закончить ряд геологоразведочных проектов и пересчитать ресурсы на своих месторождениях. Основные объемы газодобычи приходятся на гигантское месторождение Южный Парс. Иранцы поступили правильно, сооружая для газа этого месторождения газохимические комплексы, каждый из которых способен перерабатывать порядка 10-15 млрд. куб. м газа в год. Крупные газохимические комплексы были в Ассалуе, Джаме, Маруне. Сейчас в Иране строятся крупные мощности по производству метанола, аммиака. Любой излишек газа в ближайшие годы будет переработан на газохимические продукты, которые можно продать с большей рентабельностью.

К марту 2018 года планируется ежедневно добывать в Иране 1,1 млрд. куб. м газа, в том числе 0,75 млрд. куб. м на Южном Парсе.  ИРИ рассчитывает нарастить экспорт природного газа в Ирак, Пакистан, Оман и другие страны. При этом в ближайшие десять лет до Европы экспорт иранского трубопроводного газа вряд ли дойдет. Реализация проекта строительства мощного газопровода в европейском направлении через Турцию пока невозможна. Власти Ирана подходят к этому вопросу прагматически, понимая, насколько напряженные сейчас отношения с турками. 

Концепция Ирана в отношении зарубежных инвестиций: «Приезжайте к нам, финансируйте строительство заводов по сжижению природного газа на наших условиях, и возите газ в Европу на СПГ-танкерах».  

Роль силовиков в Иране, несмотря на модернизацию, остается центральной. Специфика Ирана заключается в том, что силовые структуры  связаны с бизнесом. Из-за санкций в стране наблюдается дефицит высокотехнологичных продуктов, начиная с самолетов и заканчивая буровым оборудованием. Сейчас этот дефицит будет восполнять, в основном, Запад. В отношении нефтегазового потенциала Ирана, в первую очередь добыча будет восстановлена на тех нефтяных месторождениях, где это можно сделать с наименьшими затратами. Здесь «игра в долгую» с горизонтом в 30 лет. Кроме того, огромные газовые ресурсы диктуют Ирану необходимость развития газопереработки и производство сжиженного природного газа. Сроки — семь-десять лет. Императивом для иранцев также будет тема поставок природного газа  через Турцию в Европу.