Ви є тут

Выживающие. Когда украинцы смогут не тратить половину своих доходов на еду (Комментарий Олега Пендзина изданию «Фокус»)

04.07.2018

Украинцы тратят на еду около половины доходов. По этому показателю Украина заметно отстаёт от большинства соседних государств и приближается к беднейшим странам мира. Однако изменения к лучшему уже заметны.

В IV квартале 2017 года в структуре потребительских расходов украинцев затраты на продукты питания и безалкогольные напитки составили в среднем 50% (3089 грн) на одно домохозяйство. Люди проедают половину семейного бюджета не потому, что, как некогда сказал министр соцполитики Андрей Рева, много едят. Попросту кроме продуктов им мало на что хватает.

Судя по данным глобального исследования компании Nielsen, средние ежемесячные расходы семьи из Киева на продукты питания и товары повседневного спроса составили около 3,14 тыс. грн (эквивалент 92 евро на момент проведения исследования), что почти соответствует расчётам Госстата. Между тем аналогичные расходы домохозяйств в Минске достигают 192 евро, в Варшаве — 178 евро, в Вильнюсе — 231 евро, в Москве — 269 евро. Такая заметная разница объясняется не столько дешевизной украинского продовольствия, сколько привычкой экономить на еде — украинцы часто отдают предпочтение менее дорогим продуктам.

Как отмечает Сергей Гаспарян, партнёр, руководитель отраслевой практики потребительского сектора KPMG в Украине, наибольшим спросом пользуются базовые продукты питания в недорогом и среднем ценовых сегментах, тогда как разнообразие продуктовой корзины сокращается, население потребляет меньше мяса, сыров, несезонных овощей, соков. По наблюдениям Гаспаряна, из-за высокой стоимости не особо популярны продукты премиального уровня, в том числе и органические, находящиеся в тренде в других странах.

То есть половину своих доходов украинцы вынуждены проедать из-за бедности, а отнюдь не склонности к гастрономическим излишествам. Госстат и социологи пришли к такому выводу на основе выборочного обследования условий жизни домохозяйств. В частности, объём выборки Госстата составляет 12–13 тыс. семей. Фокус решил перепроверить, подтверждает ли эту тенденцию структура расходов держателей банковских карт. Ведь банки оперируют огромным массивом данных. По состоянию на апрель 2018 года на руках у украинцев находилось почти 60 млн пластиковых карт. Из них активных, по которым в течение последних трёх месяцев была совершена хотя бы одна операция, — 34,8 млн. Причём сегодня с карт не просто снимают наличку в банкоматах, как это было ещё несколько лет назад, пластиком всё активнее рассчитываются в торговой сети. Так, по данным исследования, проведённого компанией GfK Ukraine для платёжной системы Visa в 2017 году, чаще всего по безналу оплачивают продукты питания, мобильную связь, лекарства, бытовую химию, косметику и парфюмерию, а также счета в кафе и ресторанах. Как отмечает Дмитрий Крепак, и.о. главы региона СНГ и Юго-Восточной Европы компании Visa, при оплате продуктов питания — наиболее популярной статьи затрат — платёжную карту использует 78% опрошенных.

По информации ПриватБанка, который обслуживает почти 20 млн активных карт, в 2018 году в структуре расходов клиентов наибольшая доля (46%) приходится на продуктовые магазины и супермаркеты. При этом затраты на одежду, обувь и аксессуары составляют 10%, на товары для дома и мебель — 8%, на бытовую технику и компьютеры — 8%, на лекарства и медицину — 8%, рестораны, кафе и развлечения — 7%, услуги — 5%, АЗС — 3%. "По данным банка "ПУМБ", 6 из 10 покупок по карте — это оплата продуктов в супермаркетах (63% всего количества оплат картами). Это составляет порядка 40% всех потраченных на оплату покупок сумм", — говорит Дмитрий Полищук, директор департамента по продуктам розничного бизнеса ПУМБ.

Отличие статистики банков от данных Госстата может объясняться тем, что уровень жизни клиентов финучреждений в среднем несколько выше, чем у людей, вошедших в выборку, которую анализировали служащие Госстата. Ведь чем богаче домохозяйства, тем меньше в структуре их расходов составляют затраты на питание. С другой стороны, банки располагают более оперативными данными за 2018 год и, соответственно, могут раньше уловить улучшение ситуации.

Индикатор кризиса

Доля продуктов питания в структуре расходов — один из наиболее красноречивых показателей, который помогает составить представление о состоянии экономики и уровне жизни в стране. Чем слабее развита экономика, тем выше доля расходов на продукты в семейном бюджете домохозяйств. Глядя на динамику этого показателя, можно чётко проследить, когда страна переживала экономические потрясения, а когда жизнь граждан налаживалась.

"С 1999 года по кризисный 2008-й доля продуктов питания в структуре расходов домохозяйств показывала ежегодное снижение: с рекордных 64% в 1999-м до самого низкого показателя за всю историю независимости Украины — 49% в 2008-м, — обобщает Александр Соколов, генеральный директор Pro-Consulting. — В следующем периоде данный показатель демонстрировал как рост, так и падение и в среднем составлял около 51%".

То, что украинцам фактически приходится работать за еду, объясняется не только слабостью экономики, но и менталитетом. "На другие потребности, к сожалению, у значительной части населения попросту не хватает зарплаты, чему способствуют как личные качества человека, влияющие на его профессиональные достижения, так и устоявшиеся традиции среди работодателей", — объясняет экономист Международного центра перспективных исследований (МЦПИ) Егор Киян. К числу не самых приятных особенностей украинских работодателей он относит несоблюдение или отсутствие норм социальной корпоративной ответственности, желание сэкономить, недоплатить или быстро заработать — то есть любым способом уменьшить долю оплаты труда сотрудника в цене товара или услуги.

От того, что львиную долю своих доходов граждане вынуждены тратить на пропитание, экономика только проигрывает. "Высокий уровень расходов на продуктовую корзину сдерживает потребление в других секторах, что является ограничением для роста экономики, — отмечает Сергей Гаспарян. — Сегодня можно говорить о стагнации потребительского сектора, который исторически в большей степени был ориентирован на внутренний рынок и рынок СНГ". То есть образуется некий порочный круг — людям хватает только на еду, потому что экономика слабая. А экономика не развивается из-за низкого спроса на что-либо, кроме товаров первой необходимости.

        Инфографика: Елизавета Букреева

Чужие среди своих

Если сопоставить долю затрат на еду в структуре расходов в Украине и других странах, мы окажемся некой белой вороной в европейском регионе и сравняемся с беднейшими странами третьего мира. Это подтверждают материалы Экономического дискуссионного клуба (ЭДК), который третий год подряд анализирует структуру потребительских расходов в домохозяйствах в Украине и некоторых других государствах. Так как данные о ресурсах и расходах домохозяйств публикуются органами статистики подавляющего большинства стран, начиная с III квартала года, следующего за отчётным, сегодня корректно можно сопоставить только результаты 2016 года. Тогда 53% всех потребительских расходов домохозяйств Украины приходилось на продукты питания и 47% на непродовольственные товары и услуги.

Как отмечает исполнительный директор ЭДК Олег Пендзин, удельный вес продовольствия в структуре общих потребительских расходов в Украине остаётся высоким в сравнении как со странами ЕС, так и с постсоветскими государствами. "Средний показатель доли расходов на питание 28 стран Евросоюза в течение последних двух десятилетий находится в пределах 12–13% от уровня общих совокупных расходов, — продолжает Пендзин. — В 2016 году среди стран ЕС меньше всего (до 10%) на питание тратили домохозяйства Люксембурга, Австрии и Ирландии, больше всего (около 20%) — Литва, Эстония, Болгария". Среди исследуемых ЭДК стран бывшего СССР самый высокий удельный вес расходов на питание (46%) оказался в Казахстане. В Беларуси этот показатель составил 39%, в России — 32%.

"Высокий уровень расходов на еду — признак страны со слабо развитой экономикой, — говорит Сергей Гаспарян из KPMG. — Украина близка по этому показателю к беднейшим южноамериканским, азиатским и африканским странам". К примеру, аналогичный украинскому объём расходов на продукты в Египте (48%), Йемене (49%), Шри-Ланке (48%), Пакистане (50%). 

Попробуем сопоставить другие статьи семейного бюджета в Украине и ЕС. Доля расходов украинцев на спиртное и сигареты более-менее сопоставима с европейскими странами. Как отмечает Александр Соколов, рекордсменом по этому показателю в Европе является Румыния, где на табак и алкоголь тратят 7,8% общего объёма потребительских расходов, а средний показатель по Европе составляет 2,9%. Для сравнения: по данным Госстата, в структуре потребительских расходов украинцев в IV квартале 2017-го на алкоголь пришлось 1,5%, на табак — 2,5% (совокупно 4%). По итогам 2016-го на вредные привычки ушло 3,1% объёма потребительских расходов.

В числе статей, на которые украинцы тратят заметно меньше, чем европейцы, Олег Пендзин называет предметы домашнего обихода (Украина — 1,8%; ЕС — 5,5%), отдых и культуру (Украина — 1,5%; ЕС — 8,5%), отели и рестораны (Украина — 2,4%; ЕС — 8,6%). То есть украинцы предпочитают экономить на самореализации, хобби, развлечениях, комфорте, обустройстве гармоничной жилой среды и т.п.

Сравнивая структуру расходов в Украине и ЕС, можно найти моменты, где наша страна выглядит в выигрышном свете. Олег Пендзин обращает внимание, что доля расходов на жильё, воду, электроэнергию и газ в Украине составляет 17,2%, а в ЕС — 24,5%. С транспортом ситуация похожая — у нас на эту статью расходов приходится 3,9%, а в ЕС — 12,9%. Но если учесть, что коммунальные услуги и транспорт в Украине постепенно дорожают, это преимущество со временем будет нивелировано.

Свет в конце тоннеля

Тенденции на рынке труда и восстановление с начала 2016-го незначительного, но последовательного экономического роста привело к тому, что в 2016–2018 годах доля продуктов питания в структуре расходов украинцев начала постепенно снижаться. "В 2016-м в сравнении с предыдущим годом произошло заметное сокращение доли расходов на продовольствие (на 3,8%), до 53,4%, при одновременном росте расходов на жилищно-коммунальные услуги и энергоносители (на 4,6%), — констатирует Олег Пендзин. — Такие изменения не являются результатом ощутимых положительных сдвигов в благосостоянии домохозяйств, а вызваны тем, что в 2016 году темп роста цен на ЖКХ в 14 раз превысил продовольственную инфляцию". Однако итоги 2017-го должны подтвердить продолжение позитивного тренда. Как уже говорилось, по данным выборочного исследования условий жизни домохозяйств Украины, которое проводит Госстат, в IV квартале 2017 года в структуре потребительских расходов украинцев затраты на продукты питания и безалкогольные напитки составили 50,1%.

В банках также видят позитивные сдвиги. "За последние пять лет наметилась тенденция к снижению доли расходов на продукты питания, — рассказали Фокусу в ПриватБанке. — При этом доля затрат на рестораны, кафе и развлечения увеличилась в 2,2 раза, на лекарства и медицину — в 1,4 раза, на товары для дома и мебель — в 1,4 раза, на одежду, обувь и аксессуары – в 1,2 раза, на услуги — в 5,2 раза". Впрочем, подобная статистика может отражать не только улучшение уровня жизни граждан, но и формирование привычки расплачиваться картой не только в супермаркетах.

Данные исследования, проведённого для Visa компанией GfK Ukraine в 2017 году, о котором уже говорилось, подтверждают тенденцию. "В сравнении с предыдущей волной исследования, которая проходила летом 2016 года, респонденты указали, что стали чаще позволять себе такие дополнительные расходы, как туризм и отдых, спортзал, благотворительность, покупка техники, одежды, цветов и оплата медицинских услуг", — рассказал Дмитрий Крепак.

При этом в ПриватБанке выявили любопытный факт: за прошедшие пять лет значительно — в  3,6 раз — снизилась доля расходов держателей карт на АЗС. Видимо, чтобы позволить себе кафе, рестораны и другие радости жизни, многие украинцы предпочли пересесть с личного авто на городской транспорт и теперь выводят "железного коня" из стойла только по особым случаям.

На первый взгляд, снижению доли продуктов в структуре расходов поспособствовало повышение соцстандартов в 2017–2018 годах. Однако этот шаг привёл не столько к реальному росту благосостояния, сколько к улучшению официальной статистики. Ведь часть зарплат работодателям пришлось вывести из тени. Кроме того, двукратное повышение минимальной зарплаты в 2017-м спровоцировало инфляцию, которая частично съела рост доходов.

Возможно, более весомым фактором стал кадровый голод. В последнее время украинские работодатели столкнулись с небывалой доселе конкуренцией за рабочую силу с зарубежными странами и были вынуждены повышать ставки. По наблюдениям кадровиков, на западе Украины (в Волынской, Закарпатской и Черновицкой областях), где трудовая миграция носит массовый характер, прирост зарплат превысил киевские показатели и составил 25%. Некоторые предприятия, чтобы предотвратить отток кадров, увеличивали оклады сразу на 50–70%. В основном такое повышение коснулось представителей рабочих специальностей, которых за рубежом ждут с распростёртыми объятиями. Поэтому теперь разнорабочий нередко может претендовать на такую же зарплату, как и начинающий юрист или бухгалтер.

Также нельзя не отметить, что в Украине в последние несколько лет динамично развивается рынок IT, который готов поглощать всё новые и новые трудовые резервы. Ментальность работодателей здесь иная — острая конкуренция за специалистов вынуждает платить сотрудникам высокие зарплаты. По данным исследования Ассоциации "ІТ Украины", в 2017 году средний уровень заработной платы в отрасли составлял $1,8 тыс. (около 47,3 тыс. грн). Дальнейшее расширение этого сословия может способствовать улучшению общей статистики.

Автор:  Мария Бабенко

https://focus.ua/money/400994/